Хоффман Ля Рош

В Англии вышла книга под названием «Красноречивая история», позже переведенная и на русский язык. Она поведала миру, какова истинная цена секретов, чем платят за их несанкционированное разглашение. История эта, трагическая и красноречивая, не имеет конца, хотя ее начало запротоколировано в пухлых томах судебных досье многих европейских стран и датируется 1964 г.

 

Мальтиец по происхождению, англичанин по паспорту, Дуглас Адамс по окончании Оксфордского университета поступил на работу в американскую корпорацию «Стенлинг-Уинтроп» и стал преуспевать. Однако он был не удовлетворен своим медленным продвижением по иерархической лестнице. Этим и воспользовался международный концерн, выросший на швейцарском капитале,— «Хоффман Ля Рош», через посредническую фирму специализирующийся на переманивании специалистов, Дугласа Адамса пригласили на беседу.

 

Международные концерны охотно прибегают к таким посредническим фирмам, ибо те позволяют им, не подвергая собственную репутацию риску, переманивать талантливых специалистов и менеджеров, где бы те ни работали.

 

«Беседа» прошла конструктивно. Позднее Дуглас Адамс признавался: «Хватка у Ля Рош позе была мертвой. Они имели на меня полное досье, и, казалось, знали обо мне больше, чем я сам. Но мне предложили очень высокое жалованье, и я дал согласие. Летом я стал сотрудником Ля Рош. Я был счастлив. Мне казалось, что я нашел свой путь наверх». Карьера начиналась, как сказка, прошла трагическую кульминацию, чтобы превратиться в бесконечный фарс.

Дуглас Адамс, который собирался в скором времени покинуть концерн, отправил письмо с пометкой «лично и конфиденциально» в адрес комиссара по конкуренции Европейского экономического сообщества Альберта Боршета.

 

В секретном послании говорилось, что Хоффман Ля Рош своими отзывами и действиями уничтожает «честную конкуренцию», полностью извращая саму идею соперничества, которая постулирует: выигрывает тот, кто лучше производит. Конечно, и для ЕЭС это была не весть какая сенсация. Но ценность заявления Дугласа заключалась в том, что он мог это документально подтвердить. Европейский комиссариат серьезно заинтересовался этим поворотом в мышлении высокопоставленного менеджера.

 

Морозным солнечным утром, в ожидании Нового года машина Дуглас Адамса подъехала к небольшому таможенному посту на границе Италии и Швейцарии. Но вместо обычного «счастливого пути» он услышал: «Боюсь, вам придется немного подождать». Когда из Берна прибыл комиссар политической полиции с помощником, стало ясно, что праздники вконец испорчены, хотя рано или поздно недоразумение изживет себя, ибо ничто не может длиться вечно. Но это не было недоразумением.

 

Большой бизнес вступил в игру и защищал право сильного нарушать писанные для простых смертных законы. Дуглас Адамсу предъявили обвинения по двум статьям швейцарского уголовного кодекса: 162-й и 237-й. Первая статья относилась к раскрытию коммерческих тайн, вторая — к преступлению против государства. Другими словами, Адамса обвиняли в том, что он осуществлял экономический шпионаж против крема позе Ля Рош и, следовательно, против Швейцарии, которой якобы Адаме нанес непоправимый ущерб, «передав экономическую информацию иностранному государству».

 

Адамс знал, что формулами концерна не торговал, а ту информацию, которую он передал в комиссариат ЕЭС, сама Швейцария по соответствующему договору обязана была предоставить, потому не очень беспокоился. Он наивно полагал, что полиция немного подержит его и выпустит. Он беспокоился только за жену и детей, которым испортили праздник и настроение. Но речь в действительности шла о более серьезных вещах. Не выдержав допросов, жена повесилась, оставив троих малолетних детей.

 

Началась бесконечная тяжба между Дугласом Адамсом и Хоффман Ля рош и стоящими за ними Европейским парламентом и Швейцарией. Сам по себе любой суд — бесконечное крючкотворство, но, когда в дело вмешались такие силы, как ЕЭС, государство, частный бизнес, личная судьба, он затянулся на годы. Европарламент считал, что Адаме только выполнил свой долг, дав в комиссию ту информацию, которую по соглашению обязана была предоставить сама Швейцария, а швейцарский суд признал Дугласа Адамса виновным в экономическом шпионаже. Европейский суд вынес решение о наложении штрафа за нечистоплотную конкуренцию на Ля рош, что при ее доходах был скорее наказанием моральным, чем материальным.

 

Ко всем несчастьям, оказалось, что человек, который предал Дугласа Адамса как информатора, был генеральный директор отдела конкуренции ЕЭС Вилли Шлидер. Выдача информатора считается смертным грехом даже для журналиста, хотя искушение доказать свою правоту не имеет границ, не говоря о контрразведке, каковой по существу и является этот орган межгосударственного альянса. Через семь лет волокиты, обмена письмами, пожеланиями, решениями стало ясно, что Европейская комиссия не знает, как отделаться от дела «Адамс», за которое несла моральную ответственность.

 

После первого освобождения в декабре, вновь накануне рождества, Дугласа Адамса арестовали вторично. На этот раз итальянские власти достаточно быстро отпустили его под залог, чтобы, прервав его хлопоты накануне нового года, снова арестовать. Эти аресты еще более испортили и без того незавидное положение Адамса, полностью подорвав кредит. Заимодавцы под страхом заключения в долговечную тюрьму потребовали от Дугласа Адамса возвращения денег. Этим не преминула воспользоваться Европейская комиссия, предложив денег как последнюю и окончательную помощь. До этого она оплачивала судебные издержки Адамса, которые стоят на Западе чрезвычайно дорого. Дуглас Адамс подписал «купчую» и, получив сумму, раздал срочные долги, потом через адвоката опротестовал собственную подпись под документом.

 

Тогда бывший менеджер по крему позе Хоффман Лярош, названный западной прессой «преданный предатель», подал в Европейский суд жалобу на ЕЭС с требованием компенсировать убытки, понесенные им сначала при сборе необходимой для ЕЭС конфиденциальной информации, а затем при выяснении с ним отношений. Адаме, продолжая судиться и с Хофман Ля-рош, по сути завяз в бесконечной судебной волоките.

 

Ни одна компания не афиширует свои способы делания денег, но скрытность швейцарской фармацевтической компании Хоффман-Ля рош носит вызывающий характер. В ежегодных отчетах, публикуемых «под десницей закона», сумма активов холдинговой компании «с самым серьезным видом оценивается в 1 швейц. фр., стоимость зарубежных филиалов — в 1 долл. Это при том, что ежегодный оборот достигает порядка 10 млрд. швейц. фр. Трудно найти человека, который не нашел бы 1 франк, но еще тяжелее найти человека, который сумел бы за такую сумму приобрести этот международный спрут.

 

Удар империи тайн по Дугласу Адамсу тем и обусловлен, что он пытался расшатать основы бизнеса. Это было предостережением тому, кто может или захочет в будущем покуситься на того, кто создает богатства страны и славу лучшей хранительницы тайн.

ВЫСКАЖИ СВОЕ МНЕНИЕ

Ваш email не будет показан.

ПОДПИШИТЕСЬ

Бесплатный журнал Управление Судьбой - самое лучшее на вашей почте

 

Читайте в нашем журнале - Истории из Жизни, секреты саморазвития, как исполнить желания, занимательно о необычном и статьи о Судьбе!

You have Successfully Subscribed!