Главная >> Истории из жизни >> Истории любви >> Второй шанс на Жизнь

Второй шанс на Жизнь

Она уютно устроилась в кресле самолет, закрыла глаза и собиралась предаться мечтам о теплом океане на Тайских островах. Ноги уже коснулись прозрачной лазури Индийского океана, как рядом затараторила соседка, рассказывая кому-то о своих «романтичных» отношениях с мужем. Блондинка в красном сарафане с большими маками тыкала пальцами с французским маникюром в свой айфон и продолжала.
— Представляете, он мне на 45-летие дарит коробочку, а в ней ключи на Нисан — Жук, — возмущалась она. — Это разве машина? Вы видели ее фары? Как у навозного жука глаза.
Неужели кто-то рассматривал глаза навозного жука? — усмехнулась про себя Таня, отворачиваясь от соседки к окну.
— И что вы думаете?- продолжала неугомонная блондинка. — Я бросила эти ключи в него. Правда, немного разбила ему губу. А он от такой мелочи распсиховался и ударил меня. Вы представляете? Целый час я ему доказывала, что мне нужна статусная машина, а не дешевый ширпотреб. Без рук, конечно, не обошлось. Мы опоздали в итоге в ресторан, гости начали праздновать без нас. Но я добилась своего, — подытожила довольная «статусная» дама. — Он поменял мне Жука на Лексус. Вот это машина для меня.
Дальше Татьяна уже не слушала. «Женам дарят шубы и машины, а они еще не довольны, надо же, — крутилось у нее в голове. А она? Что дарили ей? За шесть лет Он подарил ей браслет на День рождение и подвеску на него на Новый год. Потом либо не было денег, либо они вместе ехали что-то купить ей, либо, как в последнее время- все деньги ушли в бизнес». Лазурные грёзы об океане моментально улетучились. Внутри снова все сжалось от боли, пустоты и предательства. Куда она летит? Зачем? Хочет убежать от всего этого. Но разве это возможно? Разве можно убежать от себя? Даже тропический, манящий радужными красками Таиланд — сможет ли он заполнить своим теплом и красотой ее пустоту? «Все пройдет- пройдет и это». Когда? Сколько еще ждать и медленно умирать. Подруги убедили, что перемена обстановки все изменит.
— Море, солнце, новые люди, новые впечатления, и ты снова будешь улыбаться, — уговаривала снова ее Наташа Пугачева, подружка-психолог. Она снова поддалась уговорам. Подругам надо верить, они ведь желают добра. Или просто не знают, как и чем ей помочь? Но она уже пыталась использовать этот «психологистический метод» перемены места и накопления впечатлений от Новогодней Праги. Не получилось.
Предательство? Она не знала, как назвать то, что произошло. После 6 лет совместной жизни, они решили добавить себе немного романтики в отношениях. Сначала обвенчались на Крите, потом решили расписаться. Ей хотелось, чтобы ребенок родился в законном браке. Целый год они пробовали зачать ребенка. Безуспешно. Были мечты, планы, строили дом камином. Казалось, все, о чем она мечтала становиться реальностью. С трудностями, но все, же сбывалось. Муж очень хотел свой бизнес, и она как верная спутница и в радости и беде взяла миллионный кредит на его коттеджное строительство. Любимый ушел с головой в работу. Дом их мечты с трудом продвигался. Приходилось все время напоминать об этом. С ребенком тоже не получалось. Уговорила сходить к врачу, после того как оббегала сама и выяснила, что абсолютна здорова. В итоге прописали пилюли, муж даже согласился их пить. Но она начала чувствовать, что будто дом-мечта нужен только ей, ребёнок тоже только её мечта. Внимание к ней стремилось к нулю. А у мужа одна мечта и одно желание: работа, работа, работа. Ему только там интересно, разговоры только о работе, вечером снова у компа составлять сметы. А она, не дождавшись, засыпала в полном одиночестве, пока муж лелеял планы и перспективы стать миллионером. Настольной книгой стал талмуд «Богатый папа бедный папа». Она попробовала проникнуться этой идеей, иногда они обсуждали содержание. «Да, не все жены выдерживают путь мужа к богатству», — в один из вечеров сказал ей муж. – В итоге рушатся семьи».
— Разве любовь, семья стоит таких жертв? Разве можно разрушить все и на пепелище стать богатым? В этом есть чье-то счастье? – подумала позабытая жена. — Какая идиотская книга!
Вскоре начался ад. Муж заявил, что разлюбил, перегорел. И ему ничего не надо, ни она, ни дом, ни ребёнок. Она не понимала, что происходит. Он собрался уйти ни к кому-то, ни ради чего-то, а просто все зачеркнуть и уйти … в работу. Всего три месяца назад они обвенчались, эти пустые обещания в горе и радости вместе, перед людьми перед богом. Что это было? Пустые слова. Боль. Нечеловеческая боль. Она не знала, что говорить, что делать. Через неделю она узнала, что беременна. Так бывает? Почему сейчас? Она решила, что бог послал им это чудо. И, наверное, это к лучшему. Все как-то наладится. Как? Не знала. Но ребёнок — это счастье?! Ей казалось свет идет у нее изнутри. Она думала, как его назвать, как она будет целовать, и обнимать этого Малыша, эту Кроху. Счастье — вот немного света в этой тяжелой, невыносимой ситуации. Муж настаивал на аборте. Она была в шоке. Как она могла такое сделать? Она в венчанном браке, убивает маленькое создание? Нет, Нет. Нет. Ни за что.
«Ты не удержишь меня этим ребёнком», — заявил муж и ушел. Значит, ребёнок будет только мой, решила она. Это будет моё чудо. Маленькое чудо. Она ехала на работу и представляла, что рядом Малыш в кресле сидит и агукает Малыш. Вечером они с Малышом смотрели сказки. И она представляла, как будет целовать его маленькие розовые пяточки. Теперь она была не одна. Ведь в ней был Малыш. Она назвала его Клим. Купила пинетки и топотала ими по округлившемуся животу, разговаривая сыном. Она знала, будет сын. Она была так счастлива, что забыла, почти забыла, что от нее ушел муж.
А он не забыл. Требовал развода, все боялся, что она будет претендовать на его бизнес. Ей не хотелось думать ни о чем, кроме ребенка. Она не понимала, почему, когда она, молча, взяла ему кредит, помогала ему отдавать долги, он принимал всё как должное. Конечно, ведь они одна семья. А сейчас вдруг она стала меркантильной? Ей хотелось, чтобы его бизнес горел синим пламенем. Скорее бы забыть о его неблагодарности. Пусть отдаст ей сумму кредита, она погасит, и сам пусть исчезнет из ее жизни. Она не хотела думать о нем, старалась не думать, но обида душила ее. Как он мог? Ведь сам сказал, что в его жизни не было ни одного человека, который помогал ему, так как она. И вот когда он стал на ноги, вдруг …. перегорел? Так перегорел, что решил убить в ней Малыша, своего первого ребенка? Чудовище!!!
Но… Бог или Судьба Злодейка решили, что чудо это не про неё. Лимит исчерпан на чудеса. Первое УЗИ в 12 недель — риск хромосомных аномалий. Это Синдром Дауна? Как она плакала, слезы душили. Она не видела куда идти, что делать, как быть, как жить? Таня не могла поверить. Неужели все кончено? Ребенка не будет? Она хотела позвонить ему, хотела его поддержки, помощи. Но не смогла. «Только аборт», — помнила она его слова. Ему все равно, он не хотел Малыша. Он будет раз, что Малыша теперь не будет. Она позвонила Пугачевой. Наташа примчалась через 15 минут. По дороге она позвонила куме, та всего неделю назад родила, и ее тоже отправляли на это так называемый генетический анализ, прокол. «Врачи вечно ошибаются,- успокаивала ревущую Таню Олеся. — Я сама прошла через все, ничего не подтвердилось. Все будет хорошо!» Наташа договорилась с Перинатальным Центром, там самое лучшее УЗИ аппаратура. Но, и там подтвердили диагноз. Генетики обнадеживали, ведь старший сын у нее здоровый. Прокол отложили на месяц. Еще оставалась маленькая надежда. На носу был Новый год. И она уехала в Прагу.
Прага чудесный сказочный город. Но вряд ли она могла оценить новогоднюю Прагу, вечернюю красоту Староместской площади с ее готическими башнями и домами с фресками. На все она смотрела сквозь пелену горьких слез. Она ходила по улочкам Праги среди всего этого сказочного великолепия, новогодних огней, толп улыбающихся туристов и разговаривала сыном. Она думала, что показывает Малышу эту красоту. Вот они вместе в этой сказочной стране, и впереди их ждет только хорошее. На Карловом мосту есть место, где каждый может загадать заветное желание, прикоснувшись к святыне. Она загадала: «только бы он был здоров». Может, все таки, счастье есть? Проклятые слезы, она не могла заставить себя не плакать. Домой она вернулась с подарком для сына, будущего сына- чешским кротом из мультфильма. Старшему привезла чешскую курительную трубку, как он и просил.
Но… оказалась Малыша все таки не будет. Она смотрела на результаты анализа: жирный красный восклицательный знак рядом со словами «трисомия по хромосоме 21» и чувствовала как ее душа расстается с телом. Врач что-то говорила, что это лучше что на сроке 18 недель узнать такое, чем родить и увидеть. Синдром Дауна. Все рухнуло. Весь мир, ее мир рухнул. Она вышла не живая. Наташа Пугачева сидела в коридоре, ждала. Ждала счастливый результат, чтобы поехать и отметить конец всем страданиям. Но … напрасно. Напрасны были все ее молитвы, напрасно она обращалась к Николаю Чудотворцу, жгла Иерусалимские свечи. Напрасно, засыпая молилась на подаренную дедушкой икону, просила только здоровья ребеночку. Никто не услышал ее молитвы. Вероятно, это правда. Бог он есть, но не страдает милосердием.
Она села за руль своего красного Пыжика. Наташа побоялась оставить ее, и ехала следом до самого дома. Красный маленький Пыж несся 110 по замерзшей трассе, ей было все равно. Ребенка, которого она ждала, о котором мечтала, НЕ БУДЕТ. От этой мысли хотелось просто умереть., исчезнуть с лица этого несправедливого мира. Дома она написала всем смс: «ребенка не будет». Маме, сестре, куме, тете. И отключила телефон. Три рюмки конька усыпили ее всего на час. Она хотела бы не просыпаться.
«Я не знаю, как дальше жить», — сказала она единственному сыну. Но он единственная ее мужская поддержка, попросил: «Мама, живи для меня. Ты нужна мне».
Разумом она понимала, нужно жить дальше. Но как жить, если тебе нужно убить младенца, который уже бьется, шевелится. Господи, как! Как быть! Почему? За что? Она понимала, что эти же вопросы задает каждый смертельно больной на Земле. Сейчас она себя чувствовала смертельно больной. Она встала с дивана, подошла к «горке» где за стеклом стояли их венчальные фотографии. Вытащила все фото из рамок, вставила туда только фотографии единственного сына. Потом собрала все молитвы, напечатанные, написанные рукой, кем то ей данные, и стала жечь их над чашкой. Икону Божьей матери с младенцем завесила венчальным платьем. Силы покинули ее. Она села на пол и заплакала. Нет это был не просто плачь, это был какой-то предсмертный вой над могилой младенца.
Потом была неделя оформления документов –направление на искусственные роды. Что это такое она тогда не имела представления. Пока обходила весь этот консилиум врачей, ее все успокаивали. Генетик сказал, что в этом нет ничего страшного, страшнее, когда матери не спят день и ночь, потому что родили и ребенок сразу попал в реанимацию. И неизвестно выживет или нет.
— «Через полгода вы снова может забеременеть и родить здорового ребенка. Обычно дважды подряд такое не повторяется», — уверял генетик. Гинеколог сочувственно посоветовала проверить мужа на хромосомы. «Понимаете, мы все думаем, что дело в нас бегаем, проверяемся, а мужья молодые и здоровые. Но, к сожаления, судя по моему опыту это далеко не так. Возможно, вам муж носитель лишней хромосомы». Это его вина? А какая разница, чья вина, — подумала она. У него лишняя хромосома, или потому что ей 40 лет. Они не понимают, что ни через полгода, ни через год, у нее уже никого не будет. У нее нет больше мужа, нет любви, нет сил, нет желания, ее семья состоит из двух человек- она и сын. И это теперь весь ее маленький мир.
Стюардессы с ужином отвлекли ее от печальных воспоминаний. Таня не хотела есть, но 9 часов полета, пришлось себя пересилить и поковыряться в ужине. Чай со сливками завершил начатое дело. Посмотрела на телефон, еще 7 часов полета. Она надела на шею ошейник-подголовник, и снова попыталась уснуть.
То, что было дальше, то что она пережила в больнице, было из фильма ужасов с ее участием. Перед тем, как лечь в больницу объявился муж на телефонной линии, и сообщил по смс, что отдаст сумму кредита за развод. Она попросила время, так как лежит в больнице. Муж вдруг решил проявить участие и приехать в больницу. Но все на самом деле оказалось не так. Оказалось, его больное воображение решило, что она нагло врет ему с беременностью. «Ты хочешь вернуть меня, вот и придумала, что беременна», — сказал он ей. Она была в шоке. Как он мог так думать о ней. Ей нужно пережить смерть не рожденного ребенка, а он добивает ее. Она не хотела его видеть и слышать.
Ей нужны моральные и физические силы пройти через это. Она понимала, что то страшное ждет ее. Искусственные роды – это не аборт под наркозом. Где взять эти силы, — думала она лежа на больничной койке и глядя в окно. На деревьях снег, везде снег. Красивая зима. АИ она несет смерть. Господи, есть ли ты? Как ты можешь ты так со мной? Она боялась трогать свой живот. Боялась, что ребенок почувствует дрожь в ее руках, и поймет, что его ждет. Но он шевелился, она пыталась его успокоить. Как мать может упокоить ребенка перед смертью? Она тоже говорила ему, как и ей говорили вот уже полтора месяца. «Все будет хорошо». Она врала. Врала Малышу. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. Ей тоже так говорили. Просто тебе, Малыш, осталось жить несколько дней. Кто она после этого? Кто?
Их было в палате двое. Две подруги по несчастью. Юля была уже на 23 неделе, живот намного больше, чем у Татьяны. Она выглядела такой беззащитной в своем коротеньком махровом желтом халатике, с животиком, не накрашенная. И это было еще печальнее. Всего неделю назад на УЗИ Юлиному малышу поставили диагноз- порок сердца. И вот она тоже здесь. Каждой хотелось, чтобы весь этот кошмар быстрее закончился. Если малышей отнимут, то пусть это будет быстрее, ведь чувствовать толчки у себя в животе становилось все невыносимей каждую минуту. Сначала им ввели гель, и ждали когда откроется шейка матки для родов.
Юле все время звонил муж. Таня по –хорошему завидовала. Надо же, вот так должно быть , вот это семья. Миша звонил каждый час и спрашивал, что она делает, что сказали врачи, когда наконец, все закончится, и она вернется домой. Юля совсем не выглядела убитой горем матерью, как она. «Сказали через полгода можно снова, так что будем с Мишей еще пробовать». Все правильно, — решила Татьяна. Ей 27 лет и она с Мишей может пробовать еще 10 раз. А она? Что она? Уже напробывалась. Судьба распорядилась – все забрать. И даже мечтать стало не о чем.
На третий день Юле прокололи пузырь , выпустили воды и залили какую-то жидкость.
После этого 6 часов неподвижности. Таня сидела рядом, отвлекала ее от ноющих схваток, носила утку. На следующий день, все тоже делали с ней. Через день с семи утра начали делать капельницы, они вызывали сначала тихие схватки, их можно было терпеть. Через два дня у Юли начались жесткие схватки. Рожать сказали в палате. Таня была в шоке. Хотя врачи периодически заходили, все же это было все кошмарно. Юля металась с капельницей в руке по кровати, в одной майке, игла выскочила под кожу, ей перекололи. Она продолжала стонать, ругаться, слезы, кругом кровь. Таня выбежала, подбежала к врачу. «Прошу вколите ей что-нибудь. У нее страшные боли». Пришла медсестра, ввела что-то в вену. Юля села и замерла на 15 минут. Таня думала. Что она теряет сознание. В полу обмороке Юля тихо сказала: «Таня, что-то выходит, зови врачей». Таня увидела, что красное выпала. И она выбежала снова. Юлю увезли на каталке. Наркоз. Юлька отмучилась. Вот, что значит искусственные роды. Завтра все тоже ждало и ее. Вот уже 2 дня в ней мертвый малыш. С утра ее начало знобить, температура. Поставили капельницу. Три часа было еще терпимо. Но потом начались жуткие боли, все внутри сжималось с чудовищной силой. Таких схваток она не испытывала рожая Толика. С ним всего 1 час, и все было позади. Три часа схваток-пыток, такая боль и от нее никак не избавится. Но она терпела. Это было ее наказание. Наказание, за то, что она поверила мужчине, которому нельзя было верить. Она доверила ему свою жизнь, а он обещал никогда не делать ей больно. Но такой нечеловеческой боли- боли физической и душевной за все годы, не причинил ей, ни один мужчина. И теперь она расплачивалась за свою доверчивость, наивность и дурость. Она терпела до последнего, она не кричала, она шептала «Господи, прости», кусала губы и молчала. Потом она не выдержала, нажала эту красную кнопку, вызвала врача и разрыдалась. «Сделайте, что — нибудь, я не могу больше терпеть». Обезболивающие не помогло. Боли, схватки не проходили. Врачи сжалилась, помогла, вытащила этого о мертвого недоношенного младенца. Она закрыла глаза, боялась увидеть его – маленького не живого. Когда она открыла глаза, все было кончено, она выходила из-под наркоза. Больше она не беременна. И никогда ею не будет. Малыша нет. Все кончено. Вот и «Все будет хорошо». Это и есть хорошо? Как же тогда бывает плохо?
На следующий день каждые три часа делали капельницы и кололи уколы. Вечером снова объявился муж. «Готов заплатить кредит, давай развод». Господи, если бы он только знал через что она прошла. Да, даст она ему развод, но будь же человеком, дай встать на ноги. Но как она не пыталась его убедить, что потеряла ребенка, что ее никто не отпускает с больницы. Не помогло. Он не верил. «Или завтра развод, или сама будешь платить кредит». У нее началась истерика. Таня пошла к дежурному врачу, разрыдалась. И ее отпустили, взяв расписку, «по семейным обстоятельствам». Она стояла на углу больницы в 10 часов вечера, слезы текли по ее щекам. Как он мог быть с ней так жесток. Бесчеловечен. За что? Какой-то парень подвез ее до дома. Неужели развод для него самое главное в жизни, и его «гори он синем пламенем» бизнес? Важнее ее жизни? Все обошлось, последствий с кровотечением не было. Были только жуткие боли во всем теле. Но это не смертельно, наверное.
Они подали на развод, кредит он оплатил. Но слышать о том, что она потеряла ребенка, он не захотел. «Ты не беременна, ты обманула меня, и я тебе не верю». Она была в шоке. Пройти через такое, и получить еще удар. Она просто была не готова. Как он мог подумать, что она может придумать смерть ребенка. Чудовище. Он превратился в чудовище. Боль, пустота, безысходность.
Что ждет ее? Она больше не хотела, ни романтики, ни любви, ничего. Она хотела все забыть. Как это сделать? Как все забыть?
Она, наверное, все же уснула. И тут разбудили на очередную кормежку. Завтрак. Скоро прилетим. И она войдет в океан с его теплыми водами, и … океанские воды смоют всю ее боль. Да, наивные фантазии. Хотелось бы в это верить. Ведь надо же было во что-то верить. Иначе как жить?
Таиланд
В аэропорту Пхукета их встретили радушные гиды русские и русскоговорящие тайцы. Встретили ожерельем из цветов, что очень приятно после 9 часов полёта и даже как-то романтично.
Дорога в отель заняла всего 15 минут. Вдоль дороги густая растительность, буйные краски цветов, свисающие плоды. После Египта и Турции, оказываешься в буквальном смысле в джунглях. Отель располагался на пляже Май Кхао. Таня выбрала отдаленный район, чтобы не было суеты, а была тишина. Она надеялась на «тюлений» отдых, никаких экскурсий, только релакс и покой.
Номер в отеле показался ей довольно уютным. Большая мягкая кровать. Она легла, раскинула руки и посмотрела на потолок. В голове роились мысли как пчелы в улеи. Надо заставить себя начать отдыхать. Принудить к отдыху! – усмехнулась она про себя. Таня встала, вытащила с чемодана свой короткий цвета бирюзы с розовыми разводами. Вышла из номера, глубоко вдохнула мягкого тропического воздуха и пошла в сторону пляжа. Отель оказался очень красивый: кругом деревья, кустарники, цветы — бугемвилия, гибискус, магнолия. По территории бегают кролики, на лужайке у рецепшен гуляют диковинные курочки. Красивые бабочки порхали перед носом.
На пляже никого не было. Все выглядело как на необитаемом острове, вероятно, все туристы сидели в бассейне. Там, где заканчивались джунгли, начинался белый «пушистый» песок. Прозрачное море-океан переливалось бирюзой, которая становилась все сильнее и ярче вдали. Небо было таким ярким, сочным, голубым. Она сняла сарафан и вошла в воду. Теплая, как парное молоко, она просто обожала такую воду. Она могла бы жить в такой воде вечно.
Когда она вышла из воды, уже темнело. Пора было ужинать. Переодевшись в номере, Таня вышла за территорию отеля. Ближайшее бамбуковое кафе оказалось не так и далеко. Заказала суп с курицей на кокосовом молоке — Том Кха Кай и блинчики с шоколадом и бананами – Роти. Соотечественников в кафе было много. Пока Таня сидела и рассматривала посетителей, к ней направилась небольшая группа. Оказалось это питерцы, довольно приятный народ. Они решили составить ей компанию, чтобы она по их мнению не скучала. С чего они решили, что ей скучно? То, что у нее было на душе, скукой уж никак нельзя было назвать.
Темненькая невысокая Катя с грудью, о которой мечтает каждая женщина, в сером платье с глубоким треугольным вырезом. Ее муж Вадим – питерский интеллигент в очках. Другая пара -«светлое» семейство Николаевых, то есть совершенные альбиносы Лена, Славик и Егорка. Шумной компанией они справились с ужином, и пошли все вместе гулять за территорией отеля. Компания через пару дней уже улетала домой и завтра собиралась в Бангкок. Таня жутко не хотела никуда ехать, но отбиться не получилось. Катя как репейник не хотела ее отпускать.
-На море ты еще успеешь, — говорила она. – В отеле целый день- это же скукота. А так хоть тайскую цивилизацию посмотрим.
Выехали с самого раннего утра и сразу в Королевский дворец. Всей экскурсионной группой (питерцы плюс одна ростовчанка) руководила Катя. Она, как оказалась, самый близкий человек к искусству и архитектуре – бухгалтер Мариинского театра. Так что под ее чутким руководством и по бумажному путеводителю они обошли весь дворец. Дворец изумрудного Будды, где стоит величавый Будда из какого-то жадеита, впечатлил больше всего. Затем они посетили Храм Лежащего Будды. Пообедали в китайском квартале, и закончили свою экскурсию посещением Храма Утренней зари. Вернулись в отель поздно, побросали купленные сувениры в номере и пошли ужинать. Так как для питерцев это был последний вечер в Таиланде, мужики по «странному русскому обычаю» решили напиться. Потом Лена с Катей пошли укладывать Егорку, а Славик с Вадимом остались «охранять» Татьяну.
Оставшись без контроля жены, усугубивший Вадим поделился с Татьяной своей «болью» или грустью. «Вот 6 лет уже вместе, а она все говорит: «еще не время для детей. Надо для себя пожить» И что? Вот чужих детей ходит, укладывает, нянчится, а своих не хочет».
Странно, почему в жизни так, одни могут иметь, но не хотят, другие, вот как она, очень хотела, но не смогла. Губы предательски задрожали, Таня отвернулась, глубоко вдохнула. «Еще не хватало разрыдаться перед пьяными мужиками. Когда девчонки вернулись, Таня распрощалась со своими новыми знакомыми и пошла в номер.
«Ну, вот. Теперь можно приступать к «тюленьему» отдыху», — подумала Таня на следующее утро, медленно шагая в сторону столовой. После завтрака она направилась к морю. Тихий почти безлюдный пляж, электронная книга с детективами, теплое лазурное море. Вечером ужин в кафе. Десерт из клейкого риса и спелого манго — Кхау Ниао Мамуанг был необычайно вкусен. Никто из земляков больше не утомлял ее желанием избавить от одиночества.
Выйдя из кафе, она направилась в сторону отеля, но тут на нее вылили ведро воды. То есть ей показалось, что кто-то сверху окатил ее как из ведра. От неожиданности она остановилась. Вовсю полоскал тропический ливень. Теплая вода поливала потоком с неба, да так что, ступив еще шаг, Таня поскользнулась и упала на колени в тут же образовавшуюся лужу.
Странное ощущение охватило ее. Подняв лицо к небу, она чувствовала этот теплый поток, солнце светило сквозь ливень и на душе стало легко. Какое- то ощущение полета, сквозь эти струи воды к солнцу. Таня не знала, сколько времени она простояла на коленях в луже, и как это выглядело со стороны, пока не почувствовала, что кто-то взял ее на руки и понес. Она пыталась открыть глаза, но тропическая вода словно склеила ресницы. Человек из Дождя занес ее под навес.
Он поставил ее на ноги, что-то спросил. Полуоткрыв глаза, сквозь мокрые ресницы Таня разглядела незнакомца в яркой разноцветной рубашке и красных шортах. Она отвела взгляд и посмотрела в окно, ливень прекратился. Таня, молча, шагнула к выходу Ей нужно добраться до номера и снять эту липкую мокрую одежду.
-Я провожу, — сказал Человек Дождя. – А то вы снова шлепнитесь в лужу и вдруг утонете, — расплылся он в улыбке.
Таня не оценила его шуту. Ей было все равно, проводит он ее или нет. Ей, вообще, все было все равно, Она вдруг подумала, что этот ливень – это накопившие за все эти месяцы ее слезы. И теперь они пролились на землю. Хотя какая глупость! Она хотела лечь в сухую мягкую постель и ни о чем не думать. Незнакомец держал ее за руку и пытался, как то уводить от луж, но она ничего не видела перед собой и шла напрямик. Лужа так лужа. Он проводил ее до самого номера. Она развернулась. Может, хотела попрощаться? Таня не успела подумать, как поскользнулась на луже перед дверью. Человек Дождя успел ее подхватить, но она все равно больно ударилась локтем о ручку двери. От обиды и боли слезы потекли рекой по щекам как тропический ливень. Человек Дождя открыл дверь и занес ее в номер. Она что-то пыталась рассказать ему сквозь слезы, наверное, что ей больно, и про то как ее предали, и про потерю ребенка. Это уже было, когда она сидела у него на коленях, а он гладил ее по голове, вытирал слезы. Снял с нее мокрый сарафан, уложил в пастель. Вдруг стало тепло и спокойно. Она уснула.
Открыв глаза и жмурясь от света, она пыталась сообразить, что вчера произошло? Она обнаженная ( так совсем без ничего) лежит в объятьях тоже обнаженного мужчины. Что было? Она не помнит? «Неужели я была в таком беспамятстве, что переспала с первым попавшимся мужчиной?» Лицо горело от стыда за свое нелепое поведение. Взрослая женщина плачет в цветную рубашку какого-то мужика, и потом еще тащит его к себе в пастель. Что это с ней было?
Она начала сползать, вниз пытаясь потихоньку выскользнуть из объятий Человека Дождя и не смотреть на него.
Только бы не проснулся, — подумала она. На полу возле кровати лежали их мокрые вещи. Она осторожно достала из шкафа шорты и майку, мигом натянула и выбежала из номера.
Фух. Теперь остается надеяться, что по возвращению незнакомец исчезнет из ее кровати.
На завтраке она задержалась дольше обычного. Боялась вернуться в номер. Но надо идти. Медленно шагая в сторону корпуса, она вспоминала вчерашний вечер. От тропического ливня не осталось и следа, лужи высохли под знойным солнцем, словно и не было ничего. Вот так бы память стирала все следы: будто ничего не было вчера, не было ничего ни с бывшим мужем, ни с ребенком, вообще последние шесть лет ничего не было. Все стереть! Жаль солнце не стирает следы боли в памяти, только следы воды.
А было ли что-то вчера? Небольшой нервный срыв, вот и все!
Открыв двери, Таня увидела, что кровать усыпана лепестками цветов и несколько букетов стоят в вазах у кровати. В комнате стоял приятный цветочный аромат. Незнакомца не было. Это радовало.
«Тайцы что-то переусердствовали с цветами, еще бы лебедей накрутили, как в Египте,- мелькнула мысль. — Завтра надо не забыть оставить им баты за усердие».
Она быстро собралась и побежала на пляж. Мягкая теплая вода успокоила ее. Выйдя на берег, удобно устроившись с книгой, Таня совсем было успокоилась по поводу вчерашнего инцидента. Она вспомнила свой недавний разговор с Наташей. Та пыталась дать ей очередную психологическую установку, про «все будет хорошо», и рассказала историю о свой знакомой. Девушка из глубинки и парень из богатой семьи, приближенной к тогдашнему губернатору. Любовь. Беременность. И первое знакомство с родителями, которые тут же заявили: «Если бросишь девушку, купим тебе квартиру и машину». Парень, не долго думая, послушался родителей. Девушка была в таком шоке. Вот это предательство чистой воды! Одинокая беременная студентка в чужом в городе, в студенческом общежитие. Из родителей только мать, которая иногда передает продукты из деревни. Девушка вернулась в деревню, устроилась на работу. Ребенка потеряла. Выкидыш. Но вскоре вышла замуж на флегматичного доброго математика. Через несколько лет его пригласили в Силиконовую Долину в США. Теперь они живут в Америке, у них двое детей, и вероятно, она довольна своей жизнью. А парень? Семья потеряла все, когда губернатора сняли. И теперь у них пара ларьков- весь бизнес. Вот так жизнь круто поворачивает на виражах. Сначала отбирает, чтобы потом дать еще больше, чем мечтаешь. Сделала вывод подружка-психолог.
Таня не верила в это. Сейчас ей казалось, жизнь так несправедливо обошлась с ней, а ведь она ни кому ничего плохого не сделала, ни на что не посягала. _За что? За что отобрала судьба -злодейка любовь и ребенка? И она больше ни о чем не мечтала.
-Доброе утро! Сегодня вы еще прекраснее!
Таня вздрогнула от неожиданности и увидела перед собой Человека Дождя.
«Конечно, прекрасна! — усмехнулась про себя Таня. — Если сравнивать мокрую курицу с размазанной по всему лицу тушью, то сегодня я прекрасная сухость».
Но вслух она ничего не сказала. Уткнувшись в книжку, она не хотела с ним общаться, и вспоминать этот нелепый вечер, эту нелепую ночь, свою слабость и слезы.
— Вам нравятся орхидеи? — неожиданно спросил Незнакомец. Он понял, что эта странная женщина-ребенок, как он про себя ее назвал, не собирается с ним знакомиться, и, по всей видимости, даже разговаривать. Не смотря на то, что он как последний олух полночи слушал ее всхлипывания и несвязный рассказ о бывшем муже, о Малыше, которого теперь нет. Кто-то по имени «Чудовище» воспользовался ее умом, силой и наивной доверчивостью, и она плакала как обиженный ребенок! А сегодня она независимая сильная женщина, лежит на солнце на этом белом пляже, делая вид, что вчера это была не она и никого к себе не подпускает. Что делать? Он совсем не привык общаться с такими женщинами. Все знакомые либо окружающие его женщины были или сильные, циничные бизнес- леди, или избалованные «мартышки» озабоченные шопингом и его кошельком. С первыми интереснее было общаться, со вторыми заниматься сексом. Он не привык, чтобы его вот так грубо «отшивали». «Ну, нет! Так просто он не сдастся». Об этом он подумал еще ночью, когда обнимал эту обнаженную маленькую стройную брюнетку, которая как котенок свернулась в клубок в его объятиях и, всхлипывая, уснула. Хотя обычно, ночью он занимался сексом с женщинами, а не вытирал им слезы. В этот раз все было как-то по-другому. И он не собирался уступать. Он вытащит ее из раковины вселенской печали.
Таня поняла, что Человек Дождя не отстанет так просто. Надо что-то отвечать, и как то от него избавиться.
-Да, орхидеи — самые мои любимые цветы, — тихо ответила она. – Я люблю их дарить. – Она перевернулась на живот и уткнулась в книгу, давая понять, что не намерена продолжать разговор.
А получать? – чуть не вырвался у него глупый вопрос. Он сел рядом с ней, заглянул в книгу. Детектив.
Таня отвела глаза от книги, сняла свои солнечные очки и посмотрела на Незнакомца.
«Что тебе нужно? Я не готова, я не хочу, мне ничего уже не надо». Ей не хотелось курортных романов, не хотелось серьезных отношений. Вообще никаких отношений. Всегда одно и то же. Одни обещания и заверения в вечной любви и слова « я никогда не сделаю тебе больно», а потом одна боль. Любовь – это боль, утверждают философы. Если это так, то к чертям такую любовь. Нет, она больше не будет наивной дурой».
Глаза их встретились. Это были не заплаканные как вчера, а огромные черные глаза, полные боли. Он никогда не думал, что выражение «глаза зеркало души» так применимо было к этой женщине-ребенку. Красивые печальные глаза, полные губы, круглое лицо обрамляло каре темных волос. Она красива и магнетически притягательна! Чертовски притягательна! И ей никто не дарил орхидеи. Это точно.
Он протянул руку: « Я предлагаю вам путешествие в Сад Орхидей, не пожалеете. В конце концов, вам не кажется, что это будет с вашей стороны выражением благодарности, хотя бы за то, что я вчера вытащил вас из лужи?- улыбнулся он.
Таня поняла, он не отстанет. Хотя … его лицо ей понравилось. Ей редко нравились лица мужчин. Ей нравились мужчины в комплексе с их голосом, руками, ростом, телосложением. Обычно они не были красавцами, но это не имело особого для нее значения, когда она влюблялась. Да, они не были Бреды Питы, ни Киано Ривзы, ни Томы Крузы. Но когда любишь, разве это важно. К их лицам она потом привыкала. Главным было, что она для них была самым главным во вселенной. Но как она ошибалась! Она жила иллюзиями. Но Человек Дождя был из разряда Томов Крузов. Странно, в таком случае, что он здесь делает? Рядом с ней. Его место в баре, с какой-нибудь пышногрудой блондинкой- моделью? Или он устал от них и для разнообразия для коллекции ему нужны мелкие брюнетки?
Спросить об этом напрямую было как- то не совсем прилично. «Хорошо, поеду в Сад Орхидей, думаю, на этом наше знакомство закончится».
-Ладно, поехали, — вставая, согласилась Таня. Она кинула книжку в пляжную сумку, быстро натянула шорты.
Я готова, — сказала она.
Феликс удивился. «Вот это смена настроения», — подумал он. «Кстати, меня зовут Феликс. Наверное, нам уже пора познакомиться».
-Таня.
Феликс взял ее за руку и повел по дорожке в сторону выхода из отеля. Она не сопротивлялась. Поняла, что с этим занудой просто бесполезно.
Возле отеля их ждала машина. Ехать оказалось не так уж и долго. На входе в Сад Тане вручили букет из орхидей разного цвета. Они прошли внутрь. Столько красивейших цветов она никогда не видела. Кругом орхидеи, оказывается их 1 500 разновидностей. Такое многообразие формы и цвета. Дух просто захватывала. Она подходила, трогала руками эту красоту, нюхала. Не Сад орхидей, а Рай на Земле.
-Сказочно красиво, — не смогла удержаться от эмоций Таня.
Феликс улыбнулся.
-Не зря их называют Королевские цветы. Считается, что эти волшебные цветы могут влиять на человека, на их жизненную энергию, дарить светлые мысли. По миру ходит множество старинных и красивых легенд возникновения орхидей. По легенде племени Майори с берегов далекой Новой Зеландии, когда — то единственными обитателями земли были бессмертные бестелесные духи. Земля в то время была сплошь покрыта водой, и единственными островками суши были заснеженные пики гор. Солнце прогревало горы, и снег таял, спускаясь к подножиям, он испарялся и возносился, ввысь превращаясь в облака. Однажды весь небосвод затянуло облаками, пошел дождь, а через весь небосклон протянулась красивая радуга.
Духи возрадовались и собрались у этой радуги. Им захотелось посидеть на ней, но не всем хватало место, и они начали ругаться. В конечном счете, радуга не выдержала нагрузки и рухнула с небес на склоны, рассыпавшись мириадами разноцветных брызг, осыпая ими все вокруг, в том числе и деревья, на которых после попадания радужных брызг сразу же распускались орхидеи.
-Интересная легенда, — Таня потянулась к бордовой орхидеи. — Даже как-то правдиво. Откуда еще могло возникнуть такое разнообразие цвета? Только с небес.
-А африканские дикари употребляют орхидеи в пищу, считая их лакомым деликатесом, — продолжал Феликс.
Они бродили несколько часов по тропинкам и клумбам. Дошли до арены, на которой начиналось шоу слонов. Феликс усадил Таню на скамейку, а сам через пару минут принес мороженное с маракуйей. Такого вкусного мороженного Таня никогда не ела. Про такое говорят «язык проглотишь».
— Обалденно вкусное!- облизывая губы, восхитилась она.
— Принесу еще, — Феликс, не дожидаясь ответа, пошел за мороженным.
Когда они на машине вернулись в отель, Таня все же не удержалась и поблагодарила Феликса.
— Я действительно рада, что вы меня вытащили в этот волшебный мир. Эти королевские цветы действительно согревают душу.
— Я почему-то так и думал Для усиления волшебного эффекта решил, что в вашем номере можно устроить небольшой райский уголок, — он открыл багажник, который был набит букетами орхидей.
Когда после ужина с Феликсом, Таня засыпала в номере среди орхидей, на одно мгновение ей показалось, что она Принцесса Цветов. Ей хотелось, чтобы это….

Алиса

ВЫСКАЖИ СВОЕ МНЕНИЕ

Ваш email не будет показан.

1 комментарий

  1. Жадыра

    Хочу вернуть мужа навсегда очееень

ПОДПИШИТЕСЬ

Бесплатный журнал Управление Судьбой - самое лучшее на вашей почте

 

Читайте в нашем журнале - Истории из Жизни, секреты саморазвития, как исполнить желания, занимательно о необычном и статьи о Судьбе!

You have Successfully Subscribed!